четверг, 29 сентября 2016 г.

По следам немецких исследователей Сибири

По условиям "Кулинарного вояжа", проводимого в рамках совместника в блоге у Алёны, в сентябре мы знакомились с кухней Германии. Так как я люблю почитать что-нибудь из истории своего города, то мне стало любопытно узнать о немцах, оставивших какой-либо заметный след в истории нашего края. На сайте краевой библиотеки я нашла статью "Красноярский край - Германия: переплетение судеб".  Если вам это интересно, то под катом привожу выдержки из статьи и разбавлю ее информацией из других источников с просторов всемирной паутины. А чтобы было интереснее читать, проиллюстрирую рассказ фотографиями, рисунками и сканами из книг.
Как мало мы знаем о том, какие связи соединяют соседствующие страны между собой, и насколько мы порой минимально осведомлены о начале дружеских отношений в прошлом. А ведь есть о чем вспомнить. У Красноярского края и Германии имеется долгая совместная история, сотканная из плодотворного научного, культурного и экономического диалога.
 
На территории Приенисейского края первые немцы появляются с конца XVII в. В 1721 году по указанию Петра I в Сибирь направлена первая научная экспедиция под руководством Даниила Готлиба Мессершмидта для проведения комплексных географических исследований, в том числе по сбору достопримечательностей, ценных минералов, «мамонтовых рогов» (и описания животного, которому принадлежат эти «рога»). 
карты из рукописного дневника Мессершмидта
За шесть лет путешествия по Сибири Мессершмидт исследовал Минусинскую впадину, побывал в Красноярске, совершил путешествие по Енисею (до Туруханска) и Нижней Тунгуске, вышел в верховье Лены, исследовал Забайкалье. Сведения о природе, населении, ремеслах, истории и культуре этой части страны легли в основу его фундаментального труда «Научное путешествие по Сибири» в 10-и томах.
...путешествие по диким местам Сибири продолжалось ни много, ни мало — восемь лет. Путники продвигались на лошадях по долинам и горам, на лодках и плотах по таежным рекам, летом их поедом ела мошкара, зимой простужали сибирские морозы, постоянно мучили повсеместная грязь и неустройство российской глубинки: волокита и мздоимство местных властей, воровство и отлынивание от работы проводников. Выдача зарплаты постоянно задерживалась — на годы! Лодки не раз тонули, гибла часть собранных коллекций, сбегали проводники, иссякало продовольствие, но М. неутомимо проводил географические измерения, исправлял карты, отмечал неизвестные науке виды растений и животных, собирал и описывал растения, на жаре и на морозе потрошил настрелянную дичь и исследовал внутренности, разыскивал минералы, узнавал и записывал слова местных языков, сравнивал их с известными, добывал древние рукописи, тщательно описывал каменные статуи и, конечно, покупал находки раритетов и древностей. Те, которые не были предусмотрены царским указом, приобретал на свои средства. В августе 1721 г. на бурной речке Уйбат  он обнаружил саблевидную стелу с личиной и 13 строками надписи неизвестными письменами. Ему они показались родственными скандинавским рунам, он так их и назвал — руническими. Название этой енисейской письменности (оказавшейся средневековой хакасской) таким и осталось в науке. Но зарисовка, на которую он потратил два дня, не сохранилась (сохранился сам памятник)."
Медные фигурки и украшения конской упряжи, в том числе фалар с изображением головы Геракла и сосуд. Гравюра Ф. Х. Фриша из книги Ф. И. Страленберга «Das Nord- und Östliche Theil von Europa und Asia...» (Северная и Восточная части Европы и Азии). Stockholm, 1730. Гравюры выполнены по рисункам, сделанным во время путешествия Страленберга с Д. Г. Мессершмидтом. У Мессершмидта эти рис. см. в СПФ АРАН. Ф. 98. Оп. 1. Д. 22: A – л. 363; B и C – л. 362; D – л. 371; E – л. 380. Изображение охотничьей сцены с сосуда (слева). Сосуд найден около г. Красноярск. Возможно, это тот «кубок», о котором есть запись в дневнике экспедиции от 19 февраля 1722 г.: «приехали в Караульный или Верхний острог, от которого до предыдущей деревни 4 новых версты. Острог стоит на левой стороне Енисея. Здесь мы переночевали, и доктор купил несколько медных вещиц из могил; здесь же он нашел очень старый серебряный кубок, который он приказал зарисовать. Кубок он с удовольствием купил бы, но владелец отсутствовал; к тому же доктору сказали, что кубок отдан в церковь; доктор велел передать через церковного сторожа владельцу, чтобы тот приехал к нему с кубком в Красноярск, и он даст за кубок настоящую справедливую цену. Чтобы закончить зарисовку, мы остались в остроге до следующего дня». Архив МАЭ РАН. К-III. Оп. 1. Д. 8. Перевод с нем. Е. В. Лавровой-Болдыревой
Медные фигурки и украшения конской упряжи, в том числе фалар с изображением головы Геракла и сосуд. Гравюра Ф. Х. Фриша из книги Ф. И. Страленберга «Das Nord- und Östliche Theil von Europa und Asia...» (Северная и Восточная части Европы и Азии). Stockholm, 1730. Гравюры выполнены по рисункам, сделанным во время путешествия Страленберга с Д. Г. Мессершмидтом. . Изображение охотничьей сцены с сосуда (слева). Сосуд найден около г. Красноярск. Возможно, это тот «кубок», о котором есть запись в дневнике экспедиции от 19 февраля 1722 г.: «приехали в Караульный или Верхний острог, от которого до предыдущей деревни 4 новых версты. Острог стоит на левой стороне Енисея. Здесь мы переночевали, и доктор купил несколько медных вещиц из могил; здесь же он нашел очень старый серебряный кубок, который он приказал зарисовать. Кубок он с удовольствием купил бы, но владелец отсутствовал; к тому же доктору сказали, что кубок отдан в церковь; доктор велел передать через церковного сторожа владельцу, чтобы тот приехал к нему с кубком в Красноярск, и он даст за кубок настоящую справедливую цену. Чтобы закончить зарисовку, мы остались в остроге до следующего дня». Архив МАЭ РАН. К-III. Оп. 1. Д. 8. Перевод с нем. Е. В. Лавровой-Болдыревой
Во главе академического отряда Великой Северной Экспедиции стоял действительный член Академии наук профессор Герхард Фридрих Миллер, направленный в Сибирь в качестве историографа экспедиции. Любознательный путешественник Герхард Миллер посетил почти все крупные населенные пункты Сибири, обследовал до 20 сибирских городов и острогов, производил этнографические обследования туземцев и лингвистические изыскания, занимался археологическими поисками. Собранные им материалы, известные под названием «портфели Миллера» легли в основу многих его работ.
Природа и флора Сибири стала объектом изучения выдающегося немецкого ученого – Гмелина Иоганна Георга. Его труд «Флора Сибири» был написан в весьма необычайной по тем временам манере. Именно Иоганн Гмелин дольше остальных известных деятелей науки XVIII в. пробыл в Красноярске. В помощь Гмелину в 1737 г. был отправлен еще один немецкий исследователь природы – Георг Вильгельм Стеллер, автор трактата «Научная медицина Сибири».
Выставка в музее Института гуманитарных исследований АН РС (Я), посвященная 300-летию первого историка Сибири Г. Ф. Миллера
 
С позиций сегодняшнего дня многое в экспедиции академического отряда выглядит необычным. Во-первых, время, когда она проходила, — период правления Анны Иоанновны (1730—1740 гг.) и «бироновщины», — не самое благоприятное для столь масштабных и затратных научных проектов. Во-вторых, полномочия, которыми были наделены путешественники, в соответствии с которыми они могли не просить, а требовать от сибирских властей всех уровней практически любой информации (и добивались этого), обеспечения транспортом, продовольствием, квартирами и т. д. В-третьих, возраст тех ученых, которые оставили наиболее яркий след в истории изучения Сибири: когда они отправлялись в Сибирь, Крашенинникову был 21 год, Гмелину — 23, Миллеру и Стеллеру — по 27. В-четвертых, интернациональный состав участников (русские, немцы, француз, швед), причем профессора и адъюнкты не являлись российскими подданными. Молодость ученых во многом предопределяла и их задор, стремление к неизведанному, пусть и опасному. Миллер, рассказывая о путешествии по воде к верховьям Иртыша, сообщает, что из-за угрозы нападений киргиз-кайсаков (казахов) в Омской крепости к сопровождавшим отряд солдатам были добавлены 20 казаков и четыре пушкаря с четырьмя пушками. Находясь в Забайкалье, Миллер узнал от информаторов, что за рекой Аргунь на территории Китая находятся остатки древнего города, и на свой страх и риск нелегально пересек границу, чтобы лично освидетельствовать данный памятник. Никакие трудности и опасности не могли испугать Стеллера, который, похоже, сам стремился к ним и даже ставил над собой эксперименты по выживанию в экстремальных условиях.
Памятный знак на месте падения метеорита «Палласово железо». Источник: Дирекция по особо охраняемым природным территориям, www.doopt.ru
Наверняка, многие слышали о так называемом «Палласовом железе». Именно немецкий ученый Петр Симон Паллас первым оценил исключительное значение этого железо-каменного метеорита, массой около 700 кг. В 1772 г. в районе г. Красноярска ему была показана 680-килограммовая железно-каменная глыба, которая по его распоряжению была отправлена в Петербург и в настоящее время украшает метеоритный отдел Минералогического музея им. Академика А. Е. Ферсмана Академии наук. Этот крупнейший метеорит носит имя «Красноярск» или «Палласово железо».
Метеорит «Палласово железо» был найден первым в мире. В тот период об их существовании наука еще не знала, и только спустя шестьдесят лет было высказано предположение, что это космическое тело. С того времени и появилась наука метеоритика.
Палласово железо, легендарный ГАЗ-66
Экспедиция к месту падения метеорита в 2009 году. Рассказ об этом читайте здесь
Большое значение для этнографии Сибири имел труд Георги Иоганна Готлиба, участвовавшего в «Физической экспедиции» Палласа. Результаты путешествия были изложены в труде немецкого медика, химика, натуралиста, этнографа и путешественника - «Описание всех обитающих в российском государстве народов», в котором был собран богатый материал по быту, социальным отношениям и культуре народов Сибири.
Не только исследования и научные открытия немецких ученых легли в основу многотомных трудов, ставших всемирным достоянием, но и зарисовки художников, сопровождавших исследователей на протяжении всех экспедиций. Благодаря зарисовкам Иоганна Вильгельма Люрсениуса, немецкого художника-рисовальщика, сопровождавшего экспедиции путешественников Г. Ф. Миллера и И. Г. Гмелина, нам представлены одни из самых первых видов Красноярска и Енисейска, достаточно точно отразившие особенности, как общего архитектурного облика, так и конкретных выдающихся строений городов.
Каменные идолы, происходящие из бассейна Тобола и затем доставленные из Красноярских пустынь. 1734 г.
Бумага. Акварель, чернила. САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ АРХИВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
Если говорить о вкладе немцев в облик и архитектуру Енисейской губернии, то нельзя не вспомнить гражданского инженера-архитектора Александра Александровича Фольбаума. В 1888 г. Фольбаума направили в Енисейскую губернию, где с 24 октября он был назначен младшим инженером по дорожной и строительной частям при Енисейском губернском совете. В 1887-1888 годах архитектор занимался подготовкой к переезду в Енисейскую губернию Его Высочества Наследника Цесаревича. Александр Александрович осуществлял и технический надзор за строительством триумфальных арок в городе Канске. В Красноярске занимался переустройством деревянного здания городского театра на площади Острожной, руководил постройкой системы мостов и дамб через болота близ деревни Ришо в Енисейской губернии и строительством летнего помещения Благородного собрания в городском саду. 
Главный корпус комплекса учительской семинарии по ул.Урицкого,106 в Красноярске
(это здание за центральным парком)
В 1890-х годах Фольбаум построил особняк С. С. Тропина (сейчас ул. К. Маркса, 96), здание учительской семинарии (ул. Урицкого, 106). В 1900-1903 годах он спроектировал и построил здание духовной семинарии (ул. Горького, 2/ ул. Бограда, 83). В 1907 году закончил строительство углового корпуса городской больницы (ул. Вейнбаума, 15 / проспект Мира, 61). Не раз был отмечен государственными наградами за преобразование города Красноярска. 
Комплекс Городской больницы по ул.Мира,61 в Красноярске
Старинные жилые здания Красноярска, представляющие архитектурное и историческое наследие города, с трепетом хранят память о прежних обитателях. В доме на ул. К. Маркса, 42 (напротив остановки Речной вокзал) в XIX в. проживал врач-гомеопат, ботаник, метеоролог, путешественник, золотопромышленник, мельник и пивовар Христиан Фридрих Лессинг. Здесь он обзавелся семьей, занимался медицинской практикой, был пайщиком частного золотопромышленного завода и продолжал ботанические исследования, совершая с этой целью далекие путешествия на Алтай и в низовья Енисея. Кроме трудов по ботанике, его перу принадлежат дневниковые записки, в которых отражены результаты его наблюдений и впечатления от поездок по России. Похоронен Х. Ф. Лессинг в Красноярске. После смерти его дом купил П. И. Кузнецов. В 1865 году в этом здании было открыто Отделение III разряда Государственного банка. После  1920 г. в этом доме находился финансовый отдел Енисейского губисполкома. В настоящее время в здании размещается институт химии и химической технологии СО РАН, здание на реставрации.
Дом Лессинга Х.Ф.
Написал отчет о золотоносных районах Бирюсы, Байкала, и в том числе верховьях Енисея геолог немецкого происхождения, исследователь Урала, профессор (1845), лауреат двух Демидовских премий (1849, 1857) - Гофман Эрнест Карлович. Большую пользу в исследование золотоносных районов Енисейского кряжа и трассы Сибирской железной дороги внес немецкий геолог Мейстер Александр Карлович. Им установлены границы и основные условия золотоносности и намечены площади наиболее благоприятные для поисков месторождений коренного золота.
Академик, геолог, палеонтолог и ботаник Шмидт Фридрих Карл в 1866 г. по заданию Академии Наук работал в низовьях р. Енисей, где изучал труп мамонта, исследовал природу Туруханского района Красноярского края. Автор многочисленных трудов по геологии, палеонтологии, ботанике и зоологии.
Череп пещерного льва. Экспонат Краевого краеведческого музея.
Открытием пяти коротких горных цепей в центральной части Западного Саяна, на правобережье Енисея, мы обязаны немецкому астроному и исследователю Людвигу Эдуардовичу Шварцу.  В июне 1858 г. Шварц из Минусинска через село Шушенское вышел к верховью р. Ои (приток Енисея), где обнаружил короткую горную цепь, гребень. которой «был усажен огромными каменьями, глыбами и столбами» (Ойский хребет, длина около 80 км, сейчас рядом открыт для посещения парк "Ергаки" ).



наш поход в Ергаки в 2014 году
     С нашим краем связана жизнь нескольких поколений Ауэрбахов, оставивших заметный след в истории города и края. Ауэрбах Константин Иванович (род. 1849), окончил Санкт-Петербургский горный институт, с 1877 по 1885 год работал на Демидовских заводах Урала. В 1901 году К.И.Ауэрбах приглашен в Красноярск возглавить горное училище (будущий институт цветных металлов). В связи с русско-японской войной  финансирование работ по созданию училища было прервано и ему предложили организовать и возглавить золотосплавочную лабораторию министерства финансов на Гостинской улице (ныне ул. Маркса). К.И.Ауэрбах неоднократно избирался гласным городской думы, входил в состав водопроводно-электрической комиссии, был членом попечительского совета ремесленного училища им. Т.И.Щеголевой, членом учительской комиссии и т.д. От действия ртутных паров при очистке золота К.И.Ауэрбах рано одряхлел и скончался в 1924 году в Красноярске. Похоронен он на Троицком кладбище.
     Николай Константинович Ауэрбах, младший сын (род. 1892) ко времени окончания Красноярской мужской гимназии в 1910 году Н.К.Ауэрбах свободно владел французским и немецким языками, хорошо знал Русскую историю и литературу. Далее - Московский университет по специальности «юриспруденция» и одновременно учёба в Археологическом институте. В 1914 году он окончил оба института с дипломом 1 степени и защитил диссертацию по теме: «Наконечники каменных стрел урочища Бор близ Красноярска», получив звание ученого археолога. С 1918 по 1920 годы Н.К.Ауэрбах - сотрудник музея Приенисейского края, член Красноярского подотдела Российского географического общества. Публикует материалы по истории декабристов в Енисейской губернии. С 1920 по 1923 годы он участвует в экспедиции Н.Н.Урванцева в Норильский район, работает в гидрографическом отряде в устье Енисея. 
 












 
Н.К.Ауэрбах проводил раскопки в пещере Еленева, Карман, а также был последним, кто вел работы в пещере Проскурякова (в настоящее время местоположение пещеры неизвестно)  на Торгашинском хребте.
Жизнь Николая Константиновича может быть охарактеризована двумя словами: невостребованность и нужда. Талантливый ученый, способный раскапывать памятники и заниматься архивными изысканиями, аналитик и теоретик с очень широким кругозором, человек, не способный что-либо делать не творчески, талантливый преподаватель оказался не нужен в родном городе и существовал на заработки, не имевшие отношения к главному делу его жизни.
1923 - 1927 годы Н.К.Ауэрбах преподает в Красноярском педтехникуме, сельскохозяйственном политехникуме и во 2-й школе. На общественных началах является заведующим отделом Доисторической археологии Краеведческого музея.
        Последние коллекции, привезенные Н.К.Ауэрбахом, были найдены и разобраны в 1986-1987 годах археологом музея, Н.П.Макаровым. Имеющие исключительное значение раскопки  большими площадями стоянок человека каменного века на Афонтовой горе были произведены в 1923-1925 годах Н.К.Ауэрбахом, В.И.Громовым и Г.П.Сосновским без выделения казенных средств. При школе №2 был создан археологический кружок имени И.Т.Савенкова и раскопки выполнялись силами школьников. В тот период благодаря работам Савенкова И.Т., материалы палеолитической эпохи с Афонтовой горы обрели широкую международную известность, когда мировое сообщество получило данные о том, что человек появился в Сибири в ледниковый период и являлся современником мамонта.

Гора Афонтова справо библиотека Юдина. 1924 год
В 1927 году Н.К.Ауэрбах переезжает в Новониколаевск, где становится секретарем Общества изучения Сибири и ее производительных сил (ОИС). Целью работы Общества было всестороннее изучение Сибири в связи с возможностью использования её природных богатств и перспективами освоения.  Н.К.Ауэрбах в своих письмах краеведам неоднократно обращался с просьбой не проводить самовольные раскопки, а вести систематическое обследование своего района на предмет археологических памятников с тщательной фиксацией случайных находок, мест расположения памятников и их описанием. Эта работа проводилась с целью составления археологической карты Сибири.
        Центральные власти не проявили интереса к деятельности общества. Сведения, присылаемые с мест, не укладывались в рамки намеченного пути развития советского народа и поэтому были не нужны.
В начале июня 1930 года Н.К.Ауэрбах приезжает в Красноярск продолжать раскопки на Афонтовой горе и обращается к учащейся молодежи в знакомых ему семьях с предположением принять участие в работе на время каникул. Для жилья были получены 2 комнаты в бывшей даче инженера Е.К.Кнорре, руководившего строительством 1-го ж.-д. моста через Енисей. Остальное помещение занято детским домом.


Раскопки на Афонтовой горе в 2014 году
Преподаватели ближних школ приводили на экскурсии ребят. Николай Константинович был прекрасным руководителем молодежи, все его уважали и любили. Для него этот рабочий сезон был последним. Скончался Н.К.Ауэрбах скоропостижно 11-го ноября 1930 году по дороге из Новосибирска в Красноярск возле станции «Тайга». Похоронен Николай Константинович Ауэрбах в Красноярске на Покровском кладбище. Права наследственного дворянства, полученные им по законам Российской империи, оказали сильное влияние не только на его жизнь, но и на события после кончины.
       Всего через восемь лет после газетных некрологов, в которых говорилось о большой утрате, понесенной советской наукой со смертью Н.К.Ауэрбаха в 1938 году на Покровском кладбище были снесены памятники и оградки на могилах Николая Константиновича, его отца и деда. Из оградки были сделаны решетки на окнах горсовета. Супруге Николая Константиновича Зое Петровне, попробовавшей остановить беспредел, было сказано: «Ты еще жалуешься, «дворняжка»? Погоди, и до тебя доберемся». В том же году медсестра санитарного поезда, через заботливые руки которой в 1918 год прошло немало раненых, учительница Зоя Петровна Ауэрбах была арестована.
Дети Н.К.Ауэрбаха сумели сохранить два сундука с архивом семьи, которые были вывезены из города и спрятаны крестьянами, друзьями покойного Николая Константиновича, супругами Иваном Петровичем и Анной Максимовной Грицковыми из деревни Бугач. Только после смерти Сталина в 1954 году выросший сын Н.К.Ауэрбаха Константин рискнул откопать их. Часть архива, связанная с жизнью Николая Константиновича, была передана музеям и научным организациям, часть осталась в семье.
Памятник на могиле Н.К.Ауэрбаха был установлен вновь в 1992 году.
 
Время шло, менялись эпохи, и интерес немецких деятелей приобретал другой характер. Если в XVII - XVIII вв. территория Красноярского края выступала как объект для изучений и исследований, то позже отношения двух сторон становились более напряженными под влиянием известных драматических событий истории XX в.
Не секрет, что многие немцы, селившиеся в Сибири, со временем начинали ощущать себя истинными сибиряками и красноярская земля навсегда стала для них родной. Они не могли оставаться равнодушными к ее судьбе и поэтому, старались сделать все возможное для ее развития.
Решение о регистрации общества немцев ВОЗРОЖДЕНИЯ в Красноярском крае
И если в прошлом интерес проявлялся только в рамках научных исследований, то отныне мы стали ближе и гораздо привлекательнее для Германии как самобытная, богатая культурными и туристическими достопримечательностями территория. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...